Знакомьтесь это линь и денг янь из китая

Канер Ян. Неупокоенный

знакомьтесь это линь и денг янь из китая

Знакомьтесь, это Линь Ю и Денг Янь из Китая. Им по 30 лет, они поженились в м году, но все еще не занимались УКРОП Понимая, что деньги для фильма-катастрофы требуются серьезные, Любой современный блокбастер из Китая — это тонко В году в эпоху гражданских войн молодой коммунист Ян Шао Чжанбо — местного Фурманова — Лин Гэнсин (Young Detective Dee, Black and White 2). Знакомьтесь — гей-скинхэды! Это включает в себя армию и милитаристский идеализм, и необычайно Драки для них — это стиль жизни! одобряем Сталина, но в первую очередь являемся приверженцами китайского опыта .. Наш кошелёк на Яндекс.Деньги:

Керрил наблюдал за внутренним двором, затаившись на верхушке здоровенной сосны. Вырубкой леса около крепости никто не занимался эльф знает сколько лет, поэтому деревья вымахали выше замковых стен. Да и кому нужно было это сонное болото - три деревеньки, кучка охотничьих заимок и обветшалый замок волшебника, заставший, небось, еще Исход. Неторопливая здешняя жизнь изучена за последние дни досконально, с разных точек, до последнего шага зачуханного пацаненка-водоноса.

Но если Наставник хочет, чтобы все прошло по-тихому и без "зачистки", то приходится повиноваться Сонно кивает головой единственный - больше дань традиции, чем необходимости - стражник.

Фигура в темной, скрадывающей движения, одежде бесшумным мячиком выкатывается из-под прикрытия леса. Не снижая скорости, она словно перелетает через выщербленную замковую стену и незамеченной исчезает во внутреннем дворе. Недоуменное ворчание выпускаемого на ночь блохастого "стража порядка" - не в счет.

Некогда последняя надежда гарнизона замка, сейчас он не может служить хоть каким-то серьезным укреплением. Темный силуэт просачивается сквозь рассохшуюся дверь, на мгновение замирает, выбирая путь, и тенью исчезает в проеме, ведущем к уходящим куда-то вниз ступеням. Здесь следов запустения почти нет, неяркий свет колдовских камней разгоняет мрак, открывая сглаженные за многие века ступени. Тень останавливается, словно принюхиваясь к воздуху. Но тут еще безопасно, вплетенные в камень древние заклятья просто наполняют непосвященного человека ужасом, желанием бежать обратно, откуда пришел.

Проникший в замок знаком с этими фокусами, поэтому, заблокировавшись, настороженно идет. А вот это уже серьезнее - первая ловушка. Любой достаточно смелый и тупой искатель приключений, пересиливший ужас, на этой площадке превратится в пепел.

Только хозяин замка или волшебник, достаточно сильный, чтобы сотворить Кокон Защиты, может пройти.

"Линь". Все новости, помеченные "Линь" на Мета Новостях.

Тень, конечно, тоже может поставить защиту, но лобовое решение не годится - хозяин замка пока не должен знать о вторжении. Поэтому силуэт на последней ступеньке лестницы немыслимо изгибается, машет руками, пытаясь отследить положение нитей сторожевого заклятья. Наконец решение найдено, и сорвавшаяся с ладони искра уходит в одну из стен, а незваный гость быстро пересекает ставшую безобидной площадку. Смертельные для обычного человека, пусть даже защищенного амулетами, безопасные для хозяина или сильного волшебника.

Абсолютно бесполезные против того, кого последние несколько лет натаскивали их распознавать и незаметно обезвреживать. Около каждой тень задерживается на некоторое время, а затем, временно отключив каждую, быстро пересекает опасную зону. Конечно, можно и быстрее, ловушки эти - ровесницы замка, но кто знает, не установил ли нынешний владелец вторым слоем нечто оригинальное? Огромное пространство, только у стен темноту разгоняет ровное свечение колдовских камней. Громадный стол с химической посудой, книгами и свитками в ближнем к двери углу, пара жаровен рядом, шкафы и полки в противоположном конце зала.

В центре - каменный трон в кольце начерченных на полу кругов, многолучевых звезд и странных символов. Фигура, даже в свете кристаллов выглядящая неясной тенью, подходит к трону, проводит ладонью над чертежами на полу.

Раздается тихий шепот, как будто кто-то негромко читает заклинания, но, прислушавшись, можно разобрать не колдовские слова, а многоэтажный мат.

Все еще ругаясь, гость отходит в темный угол, легко взбегает по стене и удобно - конечно, не с точки зрения обычного человека - устраивается между балками на потолке. Теперь остается только ждать хозяина. Все не заладилось с самого утра.

Проснувшись, я обнаружил, что вместо веселого утреннего солнышка на меня сверху взирают Да никто на меня не взирал, просто все небо затянуло серой ватой дождевых облаков. Потом мерин, получивший от меня кличку Изверг, сделал открытие, что его ноги спутаны не так плотно, как полагается по здешнему ГОСТу и устроил мне гонки с препятствиями, а во время взнуздывания еще и цапнул за руку.

Получив в ответ по носу, гнедая дрянь вроде успокоилась, но тут окончательно испортилась погода. С неба посыпалась какая-то мелкая гнусь, мгновенно пропитавшая одежду. Накинутая плащ-палатка положения особо не изменила, вдобавок стало еще и жарко. Выбравшись с дороги, по которой ходили, наверное, только пару раз в год, на утоптанный частым употреблением тракт, я было обрадовался, но неприятности продолжались и.

Мое транспортное средство словило камешек между копытом и разболтавшейся подковой и захромало. Попытки выковырять набившееся окончились отдавленной ногой с моей стороны и наглым ржанием понятно с чьей.

После чего я плюнул на это безнадежное дело и повел сволочную скотину в поводу, решив, что или все само вывалится, или на привале я займусь этой проблемой более серьезно. На неровный ритм шагов сами собой ложились слышанные где-то строчки: В тумане странный образ вдруг может появиться, И ты, его увидев, не бойся, не беги. Проедет безобидно угрюмый сонный рыцарь И конь, хромой на три ноги. Заржавленные латы готовы развалиться, Изъедены до дырок стальные сапоги.

Дорог не выбирая, блуждает сонный рыцарь, И конь, хромой на три ноги Допеть мне не удалось. Из овражка сбоку дороги поднялись три фигуры и, выбравшись на ровную поверхность, направились в мою сторону. Патлатые, заросшие нестриженными бородами, в заляпанной грязью кожаной одежде с прикрепленными, для большей прочности, роговыми пластинами, разномастно вооруженные - классические разбойники.

Время текло со скоростью смертельно раненой улитки, но, наконец, терпение было вознаграждено. На лестнице раздались шаркающие шаги, и в зал вбежала закутанная в балахон фигура мага. Угнездившись на троне, хозяин замка прошуршал одеждой, устраиваясь поудобнее, и расслабился. Не знаю, может мне и удалось бы закончить дело миром, но вмешался колдун.

То ли он раньше исподволь пробовал управлять моим телом и уже "набил руку", то ли виной моей "походки робота" во время первого взятия под контроль был шок от внедрения в голову управляющего кристалла, но теперь от неловкости в движениях не осталось и следа. Первый, вооруженный мечом, разбойник еще не успел подойти ко мне вплотную, как я, крутнувшись на месте, сорвал плащ и накинул на. Короткое замешательство дало возможность выдернуть из ножен на поясе кинжал и, подскочив к запутавшемуся в ткани бандиту, со всей дури ткнуть его в живот.

  • Бумбараш № 1 (41), январь 1997 г.
  • Линь Ю и Денг Янь из Китая, которые поженились 5 лет назад, но живут без секса
  • Linjia puzi Лавка господина Линя

Разбойник охнул и, прекратив попытки выпутываться из плаща, начал сгибаться Время растягивается резиновым жгутом. Толчок - и раненый в живот разбойник, пошатываясь, пятится в сторону подбегающего сзади товарища с топором.

Они медленно перебирают конечностями, словно две черепахи, но уже ясно, что их встреча неминуема. Кинжал, поблескивая на лету лезвием, отправляется в третьего бандита, натягивающего лук. Попадет или нет - не знаю, колдуну, играющему мной в Конана-варвара, виднее.

Разворачиваюсь и, продираясь через густой воздух, бегу к стоящему в двух шагах позади Извергу, к седлу которого я прикрепил постоянно путающийся в ногах меч. Время для окружающего мира все еще тянется, словно патока, хотя сам я двигаюсь с почти обычной скоростью. Интересно, это адреналин или влияние управляющего кристалла?

знакомьтесь это линь и денг янь из китая

Рывок - и меч оказывается в руке. Теперь от этой заточенной железяки зависит моя жизнь. Поворачиваюсь обратно к врагам. Бандит на заднем плане прижимает руку к пробитому кинжалом плечу. Лук валяется под ногами, другого оружия у него вроде.

знакомьтесь это линь и денг янь из китая

Оставшийся неповрежденным разбойник сидит на дороге, выронив топор, и спихивает с себя раненого товарища. Тот, с кровавым пятном на брюхе, вяло выпутывается из плаща. Глаза раненого расширяются, руки медленно вздымаются вверх. Второй вслепую шарит по дороге в поисках оружия. Короткий, в локоть длиной, клинок - не казачья шашка, но это не мешает, подскочив, с оттягом рубануть концом лезвия по голове раненого разбойника.

Поднятая рука не спасает - в сторону летит отрубленный палец, брызгает красным. Клинок продолжает удар, разваливая лицо бандита. Не верьте тому, кто скажет, что битва двух сильных магов - величественное зрелище. Есть что посмотреть только при схватке дилетантов, мечущих огненные шары и лупцующих друг друга молниями. Схватка мастеров, как правило, быстротечна и абсолютно лишена эффектности.

Прощупывание защиты, разведка слабых мест и - удар; одновременно приходится блокировать действия противника и ломать его блокировку. Голая сила почти ничего не решает, кто быстрее и искуснее плетет потоки энергии, неординарнее атакует и закрывается - тот остается в живых. Поединок занимает считанные мгновения.

А если один из сражающихся неопытен в боевой магии, то еще меньше. Хозяин замка бойцом был практически никаким. Аллод он получил в молодости в наследство от умершего своей смертью учителя, Источник был довольно слабый, да и расположение оставляло желать лучшего.

Лишь изредка сюда доходили отголоски событий, происходивших за стеной леса и Ничейных Земель. Волшебник встречал редкие купеческие караваны и потихоньку старел. Цель жизни - неограниченная сила и бессмертие - приближалась так неторопливо, что иной уже бросил бы это бесполезное занятие, сосредоточившись на власти и удовольствиях - сейчас, но нет Он продвигался вперед, уже почти забыв о цели, и не зная, что цель эта для него недостижима.

Не зная, что за его исследованиями наблюдают, что еще шаг - и будет решено прервать возвращение в мир древнего знания. И что он уже сделал этот шаг Магический блок, заклинание потери ориентации, парализующий удар. Волшебник не успел защититься ни от. Керрил не торопясь подошел к груде плоти, расплывшимся мешком расположившейся на троне. Встал в поле зрения безопасного теперь мага в полушаге от него, чуть ослабил нити заклятий - допрашиваемый должен быть в здравом уме и чувствовать свое тело, но ничего не контролировать.

Только бы не было слишком поздно, хотя надежда слабая Полузадушенный всхлип, вызванный легким поглаживанием по руке. Для того чтобы вызвать боль, совершенно не обязательно бить, выворачивать суставы и ломать кости, нужно просто знать пару вещей Искусство Принуждения давно утеряно, магическим способом определить правду невозможно, но сама плоть допрашиваемого не позволит солгать. Нужно обладать железной волей или быть совсем уже твердолобым фанатиком, чтобы в таких условиях искренне верить в то, что говоришь, в любом другом случае тело отреагирует на ложь.

Кого ты привел сюда? Я послал его с заданием Ты провел полный ритуал? С каким удовольствием он убил бы эту мразь! Но он подчинится приказу. Волосы темные, глаза серые. Получив, наконец, более-менее сносное описание, Керрил оставил мага в покое. Но перед этим, достав из кармана маленький футляр с несколькими иглами, он аккуратно выбрал нужную и уколол развалившуюся на сидении тушу в дряблую шею. Обмякший на троне маг пару раз моргнул и закрыл.

С разгону, да об стену. Из меня словно вынули батарейку. Ведущий мое тело сквозь схватку маг куда-то запропастился, даже слабое чувство, что за мной наблюдают, исчезло. Паника исчезла, так толком и не начавшись. Время все еще не вернулось к нормальной скорости, шансы выкрутиться есть Клинок шел вниз после удара, развалившего лицо первому разбойнику.

Описав подобие восьмерки кончиком лезвия, я повел меч обратно, целясь в открывшуюся шею второго бандита. Только бы попасть как надо Я же позвоночник не перерублю, меч застрянет Руку дернуло, но меч все-таки прошел шею насквозь, перечеркнув багровой полосой горло. Инерция удара развернула меня влево. И четвертый, наполовину высунувшийся из оврага, был вооружен луком. И стрела уже летела в. И я не успевал Удар в правое плечо разворачивает обратно, руку сразу перестаю чувствовать, меч вываливается из разжавшейся ладони.

Наклониться, подхватить левой рукой топор, который так и не удалось нашарить второму бандиту - и бегом к оврагу, пока есть хоть какое-то преимущество в скорости. Разбираться с раненым в плечо лучником буду потом, если успею Оказывается, умирать по-настоящему не так уж больно Теперь предстояло самое сложное.

Нужно было из кучи магических свитков и фолиантов выбрать только запретные, и уничтожить, оставив все остальное в неприкосновенности. Новый владелец аллода не должен остаться без знаний, но только тех, которые не приведут к еще одному Исходу. Повозившись около начерченных на полу знаков, Керрил подошел к столу. Поводил над ним руками, сгреб несколько свитков, кинул в одну из жаровен.

Пара книжных колонн, громоздившихся среди алхимических приборов, отправились туда. Компанию всему этому составила еще и выдернутая казалось бы наугад из шкафа пара томов. Секундное напряжение, испарина на лбу - и собранное в жаровне рассыпалось в мелкую серую пыль. Керрил глубоко вздохнул, помотал головой, прогоняя застилающую глаза муть, и повернулся к выходу.

Здесь он уже закончил, осталось проверить комнаты бывшего хозяина аллода - вдруг он что-то утащил из кабинета-лаборатории себе в спальню, или еще куда, да просканировать донжон на наличие тайников. Это не должно занять много времени Тихое хихиканье заставило Керрила развернуться. Маг, о котором он уже забыл и думать, все еще боролся со сном.

Он был слаб и беспомощен Иди и разбирайся с тем, что получилось по твоей вине, хе-хе А я тут немного посплю Керрил дернулся, будто ему отвесили оплеуху. Что-то давит со всех сторон - не пошевелиться, больно впивается в бока. Горит плечо, гудит голова, тело зудит и ломит, внутренности словно вывернуты наизнанку и запихнуты как попало обратно С трудом открываю. В сумраке передо мной - нос к носу - оскаленная рожа с вытекшим глазом и раной через все лицо.

Судя по тяжести, на мне лежит прилагающееся к этой роже туловище. Начинаю активно шевелиться, верчусь ужом на горячей сковородке. Тело слушается плохо, с запозданием, как во сне. Но это больше похоже на явь, уж слишком больно Со стуком выворачивая какие-то камни, вываливаюсь в ночь. Почему-то непривычно светло, хотя ясно видны звезды. Я голый, но прохлады вроде не чувствуется. На правом плече и еще паре мест - запекшаяся корка, которая, отваливаясь, обнажает чистую кожу с едва различимыми ниточками шрамов.

Самая лучшая наживка для линя найдена! + отчёт о рыбалке

И еще, что почему-то меня сильно пугает - мне не хочется дышать. Глава 2 Растерянный, я замер на дне овражка около разворошенной кучи булыжников. Я не помнил ничего - кто я, что я здесь делаю, почему оказался присыпанным камнями в какой-то полураскопанной норе на пологом склоне вместе с двумя покойниками. Ветер тихо шуршал травой, в ночи раздавались какие-то попискивания и шорохи, а я все так же стоял, уставившись в никуда и пытаясь понять, что же мне делать.

Наконец, встряхнувшись, я снова оглядел и ощупал. На теле - ни лоскутка. Волосы закрывают уши и неприятно щекочут шею. Почему-то мне казалось, что я предпочитал более короткую прическу. Провел пальцами по лицу. Черты лица наощупь определились как довольно правильные, во всяком случае, без явной асимметрии. Короткая щетина чуть колола подушечки пальцев, с момента последнего бриться прошло не больше суток.

Интересно, что бы я увидел в зеркале Тело оказалось развито достаточно хорошо, но без явственно выступающих мускулов. Мозолей на ладонях не наблюдалось, шрамов и прочих особых примет. Даже те тонкие ниточки, которые были под отвалившейся кровавой коркой, уже исчезли, словно их и не. Немного подумав, я подошел к яме и выволок своих соседей по могиле наружу.

Мужчины, достаточно хорошо развитые физически, явно не хуже меня, но уже начавшие заплывать жирком. Как и я, абсолютно голые. Умерли больше чем пол дня, но меньше суток назад - тела еще гнулись, но были уже живописно украшены трупными пятнами.

Откуда я брал эти сроки, оставалось для меня загадкой. Один, что лежал на мне, кроме рассеченного лица мог похвастаться еще и дырой в брюхе. Второй умер от того, что ему перерезали горло чем-то острым. Оба покойника обладали мозолистыми руками и небольшой коллекцией шрамов, но никаких выводов из этого я сделать не мог, разве что понял, что оба были не дураки подраться. Запихнув трупы обратно, я завалил могилу камнями. К стремительно увеличивающемуся собранию странностей прибавилось еще и то, что раны слабо сияли, не освещая ничего вокруг, словно в разрывы плоти слетелись светлячки.

Что же делать теперь? Я пытался хоть что-нибудь вспомнить, понять, что же мне теперь предпринимать, а тело между тем начало описывать круги вокруг каменного холмика. Сначала маленькие, они все раздавались, и, задумавшись, я очнулся от своих мыслей только когда расширяющаяся спираль вывела меня из оврага на ведущую куда-то дорогу. Утоптанная земля, из которой пробивались редкие упрямые травинки, в нескольких местах была испачкана чем-то слабо светящимся.

Кровь, - наконец-то дошло до меня, - так светится кровь этих людей. Интересно, а у меня - так же? Я спустился в овраг, подобрал подходящий камень и чиркнул острым углом по предплечью. Появилась блестящая царапина, хотя кровь почему-то течь не начала.

Лишь боль в этом месте присоединилась к ломоте во всем теле. Я поднялся к дороге и застыл, тупо смотря на полусмытые кляксы на ней, словно они могли подсказать мне, что делать. Непрекращающаяся ломота во всем теле не давала задуматься. Пытаясь хоть как-то собрать в кучу разбегающиеся мысли, я встряхнул головой и случайно заметил свечение в отдалении на дне оврага. Подойдя туда, я обнаружил ключ, вода из которого текла вдаль по глинистой почве. Земля возле родника была изрыта лошадиными копытами, а рядом сияло несколько знакомых пятен.

Следы, отчетливо отпечатавшиеся в мягком грунте, вели куда-то вдоль ручья. Время от времени между оттисков подошв и копыт горели призрачные огоньки свернувшейся крови. Может, пройдя по этому следу, я получу ответы на свои вопросы?. Я перешел сначала на быстрый шаг, а потом, справившись с отозвавшимся болью телом, на бег. Некоторое время мне с трудом удавалось сохранять равновесие, но потом я все-таки смог приноровиться.

Несмотря на то, что тело отвечало на мои указания с легким запозданием, получилось бежать намного ровнее Босые ноги ритмично шлепали по земле, глаза выхватывали все новые указатели и направляли непослушное тело. Следы стали более редкими, но я словно чувствовал, куда надо посмотреть, чтобы заметить отпечаток подковы или очередную светящуюся метку.

Овраг и каменный холмик давно остались позади. Казалось, что ничего кроме меня, странно светлой ночи и редкой цепочки огоньков на земле не существует. Однако через некоторое время мое тело рассеяло это заблуждение.

Боль, раньше не особо мешавшая, все усиливалась. Сильно сжав зубы - это вроде помогало - я продолжал бег, сосредоточившись лишь на том, чтобы не упасть.

Но долго так длиться не могло, я не удержался на ногах и полетел кувырком. Распластавшись по земле, впервые набрал воздух в легкие, харкнув влажным светящимся комком, и заорал - истошно и бесполезно.

Я уже не кричал - жалобно скулил. Наконец она превысила все мыслимые пределы, и я отключился Пришел в себя я внезапно. Неземное наслаждение, бодрость, когда каждая клеточка, кажется, заряжена под завязку и хочется двигаться, прыгать, бегать, рассекая воздух, делать, неважно что - лишь бы истратить излишек энергии, стремящейся разорвать тело на кусочки Это чувство словно включило какой-то невидимый тумблер, и я вдруг обнаружил себя стоящим в редком кустарнике.

Было достаточно светло, но почему-то никаких признаков зари я не. Я был гол и с головы до ног вымазан какой-то светящейся дрянью. На губах чувствовался солоноватый вкус, но выбитых зубов или каких-то еще ран во рту не обнаружилось. Тело тоже вроде выглядело неповрежденным. Удивленно оглядевшись по сторонам, я увидел валяющиеся посреди измочаленных кустов тушки каких-то двулапых крокодилов, светящейся кровью которых я и был вымазан.

Хотя, судя по состоянию зверушек, смерть они приняли не от меня, а от помеси бешеной гориллы с бульдозером. Я встряхнулся, как будто этим можно было выкинуть из головы картинку гориллобульдозера, и переключился на более важные размышления. Например, куда меня занесло, где Изверг и разбойники, и почему в пределах досягаемости нет даже следа одежды? Еще не давала покоя мысль, что я должен, обязательно должен вспомнить что-то важное.

Что-то, относящееся к моему пребыванию в этом мире, что мне никак нельзя было забывать. Я сосредоточился, перебирая в памяти все события, произошедшие с момента последнего появления в Коридоре - проткнувший меня светящимся клинком двойник, маг с дефектом речи, неспешный путь на вредном гнедом мерине, встреча с разбойниками.

И тут разум наконец-то уцепился за хвост ускользающих воспоминаний, и на меня нахлынуло От первой стрелы мне удалось уклониться, пролетев совсем близко, она, судя по ржанию, попала в Изверга.

Они были настолько тощими, что не тфакались, а стукались - это не про них)))))))))

Каким-то не участвующим в сражении краем сознания я огорчился - вырисовывалась перспектива остаться вообще без транспорта. Бандит, похоже, был умелым лучником - он пускал стрелы со скоростью пулемета. От следующего "подарка" я почти увернулся - чуть толкнуло назад, левый бок обожгло, но стрела проскочила вскользь, больше пострадала одежда.

До цели мне оставалось всего несколько шагов. Лучник тем временем выдернул из земли последнюю из воткнутых перед ним стрел, медленно - как казалось мне - натянул тетиву, чуть подождал и саданул почти в упор Голову резко дернуло назад, я еще успел почувствовать, как что-то теплое потекло по левой щеке из глазницы, и погрузился в уже знакомую темноту Интересно, а у меня - так же?. Я уже не кричал - скулил. Наконец она превысила все мыслимые пределы, и сознание отключилось.

Мое "Я" оказалось отодвинуто в сторону. Жалобное хныканье затихло, и глаза открыл ОН. ОН был зол и голоден. Беспокойство и неудовольствие пронизывали все тело, заставляя настороженно и чутко оглядываться по сторонам и ловить каждый звук в поисках ответа на извечный вопрос - где?

Где то, что заставит судорожно оскалиться в гримасе блаженства, кровью и жизнью своей наполнит смыслом ЕГО существование?

ОН поднялся одним плавным движением. С высоты ЕГО роста четко проглядывала редкая цепочка слабо светящихся пятен, словно бусины ожерелья нанизанных на вереницу ясно различимых следов.

Лишенному контроля над телом, моему сознанию оставалось лишь наблюдать. Это было совсем непохоже на то, как перехватывал контроль над телом волшебник, а скорее напоминало игру в виртуальном шлеме, когда героем управляешь не. Не было никакого сопротивления подчиняющегося чужим приказам тела, команды проваливались в пустоту. Сознание словно зависло в черном вакууме зрительного зала, где на экране крутили кино моей жизни. И режиссером фильма был не я, а ОН ОН мчался бесшумно, словно обгоняя мягкие хлопки ступней о землю.

Следы тянули за собой, сияющие пятна крови сверкали умопомрачительными драгоценностями. Опушка смешанного леса выросла черным облаком, заслонившись редкими зарослями кустов, словно потрепанной передовой линией войска.

Путь добычи лежал туда, и ОН последовал за.

725 фильмов, которые настоятельно рекомендует Гарвард своим студентам

Внезапно ночные шорохи рассекло громкое ворчание, тихое шелестение тел по влажной прошлогодней листве отозвалось у НЕГО взрывам радости - здесь! Приглядевшись, ОН заметил на земле с десяток контуров, чуть более темных, чем окружающие сумерки и светящихся странным черным светом. Взвившись живым снарядом, ОН пятками приземлился на голову ближайшего создания.

Что-то хрустнуло, под ногами чавкнуло, и ОН вздрогнул и утробно зарычал от охватившего ЕГО блаженства. Одна из теней метнулась в его сторону, прыжок - ОН перехватил ее в полете, уцепившись за челюсти. Резко развел руки в стороны, с хрустом разрывая плоть, выпуская из темного плена тела яркое пламя крови.

Уже два силуэта, подпрыгнув, нацелились на ноги - ОН отодвинулся в сторону, и один пролетел мимо, с шумом обламывая ветви кустов. Второй все-таки ухитрился впиться в ногу, но ЕГО палец с треском проломил крепкое прозрачное веко. С хлюпаньем вытек глаз, конвульсивно дернувшись, зверь расслабил челюсти, а ОН зарычал от накатившего наслаждения. Остальные тени бросились одновременно, и по кустам покатился бешеный клубок схватки Вот тебе, бабушка, и Юрьев день Ну точь-в-точь поднятый мертвец из ужастика.

Главный отрицательный герой, блин От осознания, чем я стал, я даже дышать забыл, и простоял, удивленный воспоминаниями, несколько минут, пока не ощутил призрак знакомой по воспоминаниям боли в легких.

Глубоко вдохнув, я ощутил, что неприятные ощущения исчезли, и мысленно добавил еще один пункт в длинный перечень ненормальностей. Доберусь в какое-нибудь спокойное место - обмозгую как следует, но даже на первый взгляд картинка вырисовывается уж больно неприглядная Без разницы, живой я или мертвый, но двигать куда-то. Во время помутнения мозгов после оживления меня занесло далеко от дороги, поэтому я решил продолжить поиски ограбивших меня мужиков.

Схватка прошлась по кустам стадом бешеных слонопотамов, обильно забрызгав все вокруг светящейся жидкостью, однако чем черт не шутит - и я начал разматывать из разоренных кустов спираль поиска. След нашелся неожиданно, огонек светился на ветке у едва заметной тропинки.

Узкая стежка не позволяла человеку развернуться, и раненый снова начал оставлять кровавый след. Я без труда перешел на бег. Странно, но тело подчинялось мне безо всяких усилий, не приходилось, как в начале этой сумасшедшей ночи, постоянно контролировать. Я прибавил скорость, легко уклоняясь от летящих навстречу ветвей. Впрочем, удавалось это не всегда, но ударов и царапин не чувствовалось.

Над головой загрохотал гром. Потом еще раз, хотя вспышек молний я не заметил. Я приостановился, удивленно оглядываясь - к ночи тучи рассеялись, и никакой грозой и не пахло. Клочья неба, видимые снизу, были безоблачными. Вдруг яркие звезды в одном из них пересекла тень, и удар повалил меня на землю. Грудь и горло обожгла боль, тело придавила удовлетворенно урчащая туша.

Жесткий язык теркой прошелся по груди, слизывая кровь. Зверь открыл пасть, и снова раздались так удивившие меня звуки грома, перешедшие в негромкий рокот.

Язык снова прошелся наждаком по телу, теперь уже по разорванному горлу. В следующее мгновение довольное мурлыкание сменилось негодующим воплем - казалось бы уже мертвая добыча вдруг вцепилась охотнику в язык и глотку! Уцепившись правой рукой за язык зверя, левой я отпихиваю от себя морду твари. Шероховатость кошачьего языка играет мне на руку, но левая ладонь постепенно соскальзывает.

Внезапно небо перед моими глазами сменяется заляпанной светящейся кровью почвой - киска переворачивается на спину и, удерживая меня передними лапами, от души проходится по телу выпущенными когтями задних. Снова вспышка боли, я уже не могу терпеть, сознание гаснет, и руки начинают разжиматься Но хищник не успевает воспользоваться преимуществом - на смену моему угасающему сознанию приходит ОН Ничего, это не надолго - совсем рядом сияет черным светом добыча.

В руке какая-то мокрая шершавая тряпка - прочь ее! Пальцы, обретая каменную твердость, вонзаются в зверя, рывок - и жалобный визг оглашает окрестности. В лицо брызжет теплая светящаяся влага. Но долгожданного наслаждения все нет, жертва отказывается умирать быстро, сучит лапами, разбрасывая вокруг светящиеся комки, подхлестывая болью, как бичом.

Зверь перекатывается, земля и небо перед глазами сливаются в бесконечном хороводе. Руки впиваются в горло зверя, пальцы сжимаются, отодвигая от себя щелкающую в бессильной ярости пасть Я снова следил за поединком словно через стеклянную стену. Волны боли разбивались об нее, до меня доходила едва ли сотая часть, но и этого было.

А потом, когда зверь, наконец, издох, и ОН, содрогаясь в конвульсиях наслаждения, позволил моему сознанию вновь завладеть телом, я наблюдал, как восстанавливается плоть.

Отвратительное зрелище, раньше меня точно вывернуло бы наизнанку, а сейчас я лишь нетерпеливо ждал, когда соединяться разорванные связки, срастутся изодранные мышцы, и можно будет встать на ноги. Стеклянная стена, впрочем, никуда не делась, и все ощущения доходили до меня ослабленными, словно пробиваясь через невидимый фильтр.

То ли это сказался расход энергии на восстановление организма, то ли так и должно быть Меня здорово шатало, когда, наконец, я спихнул с тела тушу хищника - и куда только подевалась подвластная ЕМУ сила - и выполнил сложный процесс приведения себя в вертикальное положение. Кое-как сориентировавшись, я побрел в сторону очередного светящегося пятна, надеясь, что все-таки приближаюсь к логову здешних "романтиков с большой дороги" До лагеря разбойников я добрел только к рассвету.

Точнее, к той странной предрассветной поре, когда восход вот-вот начнет заливать небо своим заревом, а ночь кажется темнее. Небольшой костерок, разложенный в центре поляны, бросал отблески на сваленную вокруг него кучу барахла. Лучник, так удачно попавший мне в глаз, сидел, ссутулившись, и пялился в огонь. Время от времени он бурчал что-то себе под нос и подкидывая мелкие веточки в пламя, освещавшее его унылую рожу.

Второй грабитель - раненый в плечо стрелок, больше некому - привалился к вороху пожиток и вещал что-то товарищу, периодически прихлебывая из бурдючка.

знакомьтесь это линь и денг янь из китая

При каждом неловком движении он, охая, прижимал руку с зажатой в ней емкостью к раненому плечу и неуклюже ерзал, пытаясь устроится поудобнее. Невдалеке изредка всхрапывал и перебирал копытами Изверг. Я сидел за удачно растущим на границе леса кустом и продумывал план действий. Тело болело и плохо слушалось, в глубине сознания настойчиво толкалось желание кого-нибудь убить, но в остальном голова вроде была ясной.

Собравшись, я призвал рассудок к порядку, и мозги защелкали тактическим компьютером. Как относятся местные жители к ожившим мертвецам - неизвестно.

знакомьтесь это линь и денг янь из китая

Каких-либо охранительных кругов или амулетов от нежити не заметно. Бандиты или кинутся в драку или драпанут, желание добровольно отдавать мертвяку вещи, за которые заплачено жизнями двух человек, навряд ли у них появится. Здорового разбойника, если он будет сопротивляться, придется убивать, если наладится удирать - пусть бежит.

Знакомьтесь, это Линь Ю и Денг Янь из Китая | KyKyRyzO

Во время драки сознание постараться не терять, потому что иначе вместо информации рискую получить два изуродованных трупа. Я встал, не обращая внимания на шум, прошел сквозь куст на поляну, и, нарочито шаркая, отправился к костру. Надеюсь, ничего против таких, как я, у этой компании.

Да и если есть, все равно ничего не меняется. У меня просто нет времени на разведку и окольные ходы. Первым внимание на подозрительные звуки обратил пялившийся в огонь. Вскинув голову, он вгляделся в ночь. Не дожидаясь, пока его глаза привыкнут к темноте, я сделал еще шаг, попав в слабые дальние отблески пламени.

Еще и умрун, - констатировал здоровый разбойник. Не особо торопясь, он потянулся к сапогу, вытащил из-за голенища приличного размера нож и, плавно поднявшись на ноги, двинулся ко мне, аккуратно обходя костер. Даже подложенные под спину вещи не удерживали его обмякшее тело прямо, он скособочился, опираясь на здоровую руку. Знатный у Тавора ножиче-ик Кто знает, вдруг это - мощнейший инструмент для уничтожения таких, как я?

Горло прочистилось, и мой голос стал почти таким, как и при жизни. Я бы жил, да и ты бы не умер Бандит, осторожно приближавшийся ко мне, перекидывая нож из руки в руку, вдруг распрямился освобожденной пружиной, в один прыжок оказался около меня и с хэканьем воткнул нож в левое подреберье.

Меня как будто нанизали на раскаленный вертел, даже почудилось шипение поджариваемой плоти. В глазах потемнело, внутри зашевелился, нарождаясь, торжествующий рык Удержавшись на самом краю - спасибо стеклянной стене - я все-таки ухитрился не потерять контроль над телом и, ухватив левой рукой Тавора за горло, нажал на выступающий бугор кадыка.

Разбойник дернулся, и я, легко сбив его ладонь с рукояти ножа, вытащил из себя треклятую железяку. Боль не исчезла, но сделалась гораздо терпимее, не так сильно мешая сдерживать все нарастающее желание - убивать Ощущения от последовавшего удара в пах кажутся легким поглаживанием по сравнению с пережитым до.

Тавор не сдается - наверное, слабо я на горло надавил. Как могу, усиливаю нажатие. Одновременно с размаху втыкаю в нож в проем распахнутой кожаной куртки-доспеха - так же, как он мне несколько мгновений.

Бандит хрипит, обмякает, наваливаясь на меня, из-под одежды брызгают сверкающие горячие струйки. С чавканьем выдергиваю нож, перехватываю и загоняю в левый глаз умирающего - как он ту, последнюю стрелу. Теперь конвульсии охватывают нас обоих. Его - агония, меня - наслаждение, описать которое словами просто невозможно Волна схлынула, оставив ощущение невиданной бодрости и гложущую тоску.

Мать моя женщина, каким же монстром я стал Разжимаю судорожно стиснутую левую руку, и тело Тавора оседает на землю. До затуманенных мозгов раненого разбойника только сейчас доходит, что, собственно, произошло. Он что-то бессвязно шепчет, порывается то ли встать, то ли, пятясь, отползти куда-то, бултыхается в разворошенной куче вещей. Глаза его округляются, лицо синеет, рот бесполезно глотает воздух, как у выброшенной на песок рыбы, а здоровая рука, бросив хлюпнувший бурдюк, впивается в левую половину груди.

Когда я подскакиваю к нему, бандит, дернувшись, замирает. Дыхания нет, сердце не бьется. Я оседаю на землю, даже не зная, плакать мне или смеяться. Странное оцепенение охватывает меня Керрил нещадно гнал крыльника. Скорость выбивала слезы из глаз, хлопали, полоща завязками в воздухе, полы плаща.

Нужно успеть добраться до людей до того, как демон начнет убивать. И даже тогда без смертей не обойдется - только по цепочке трупов можно добраться до этого эльфийского исчадия - Трехглазого. Живого мертвеца, который не умеет существовать, не убивая Глава 3 В прострации я пробыл недолго. Когда действительность сумела достучаться до затуманенного разума, рассвет все еще не наступил.

Я усмехнулся - до меня дошла ирония ситуации: Я поднялся - с тихим шорохом на землю упали облетевшие с меня чешуйки свернувшейся крови - и тщательно обыскал трупы.

После этого, лишившись части вещей, которые могли мне еще пригодиться, оба мертвеца упокоились под кустами за краем поляны. Предварительно пришлось отчекрыжить обоим головы - так, на всякий случай. Мои ночные приключения отучили меня и от боязни крови, и от брезгливости, теперь я смотрел на дело рук своих совершенно спокойно и даже с каким-то отстраненным любопытством.

Долго вертел, внимательно рассматривая, нож, который воткнул в меня Тавор. Оружие это с покрытым удивительной красоты растительным орнаментом лезвием и грубой деревянной рукоятью, явно приделанной много позже, действительно оказалось непростым.

Даже обычная царапина, нанесенная им, была намного болезненней такой же, но от ножа оставшегося безымянным разбойника или от вернувшегося ко мне кинжала.

Скорее всего, "умруна" - зомби? Кроме того, меня заинтересовал сплав, пошедший на этот нож - похожий по виду на серебро, твердый и упругий, как сталь, но более легкий.

Несколько мелких монеток из того же материала нашлись зашитыми в подкладке курки Тавора вместе с небольшим запасом золота, тогда как серебряные и медные монеты спрятаны не были, что явно говорило о высокой стоимости этого металла. Содержимое моего кошелька осталось почему-то нетронутым, как, впрочем, и то, что я самостоятельно упрятал в пояс во время путешествия.

Вообще разбойники показались мне какими-то странными. По моим представлениям об этом занятии, вещей им явно не хватало. Горка барахла, которую разворошила жертва сердечного приступа, почти вся состояла из моего скарба. Но во всех моих вещах почему-то аккуратно порылись и уложили, как. Однако я пока выкинул это из головы - мало ли как принято у здешних грабителей, да и так достаточно фактов, над которыми стоило поразмыслить.

И я предавался размышлениям, закапывая трупы, собирая вещи и седлая на удивление присмиревшего Изверга. От этих бандюг была только одна польза - они, умевшие обращаться с лошадьми, привели копыто животины в порядок, да еще залепили глубокую царапину от стрелы на крупе какой-то зеленой жвачкой Итак, меня вытаскивает из моего мира некий колдун с навязчивой идеей вызвать демона. Вытаскивает, цепляет на поводок и отправляет за каким-то необходимым ему артефактом.

После этого некоторое время просто наблюдает за моими потугами, а затем втягивает меня в драку с местными разбойниками и снимает контроль на самом интересном месте. Причем после этого ни разу не пытается поинтересоваться, как же идут дела у его подопечного. Вариантов два - либо он подстроил это специально, чтобы проявились мои "демонические" способности, и, увидев мою смерть, пошел вызывать нового мальчика на побегушках, либо с ним произошло нечто, отвлекшее его от наблюдения.

Причем отвлекшее настолько, что я не только не чувствую его присутствия, но даже не ощущаю связи с ним, образовавшейся во время ритуала вживления в меня магического булыжника. Я склонялся ко второму варианту и мстительно надеялся, что он доигрался до чего-то со смертельным исходом Кроме того, у меня из головы не шел Коридор.

Как оказалось, после этого настоящая смерть становится чем-то совершенно обыденным. Хотя не пройди я такой "тренировки", навряд ли мне удалось остаться в своем уме. Вкупе с исчезновением колдуна напрашивался вывод о существовании еще одного игрока. Игрока, вклинившегося в работу вызывавшего демона мага и подсунувшего ему. Тогда, если мои размышления верны, то он должен как-то связаться со мной - ведь не просто так проделана вся эта работа. Хотя наилучшим вариантом было бы, чтоб никакие маги, боги или демоны этого мира мной больше не интересовались, а уж как выбраться из этой сумасшедшей ситуации, я и сам разберусь Рассвет я проворонил, занятый сборами и размышлениями.

Незаметно для меня странные светлые сумерки ночного зрения сменились обычным полумраком, потом откуда ни возьмись, появились тени, и только тогда до меня дошло, что наступило утро этой казавшейся бесконечной ночи. Вопроса куда двигаться для меня не существовало: По-видимому, торчащий у меня во лбу кристалл был достаточно универсальной штукой. Оживление с одной стороны, и внешний контроль плюс монстроподобный сосед по сознанию - с. Со временем она понемногу усиливалась, и это значило, что мне необходимо убивать, чтобы не выпустить ЕГО.

Похоже, что перед выходом в люди мне придется заново знакомиться с самим собой Сунув свои относительно чистые тряпки дополнительным грузом Извергу, я надел заскорузлые, но более пригодные в качестве доспехов разбойничьи обноски. Когда привел себя в порядок, уцепил животину за узду и потащил по запомнившемуся мне пути к роднику в овраге. Помня о своем ночном знакомстве с местной фауной, я держал руку на поясе рядом с ножом, а сам внимательно вглядывался и вслушивался, вертя головой, казалось, на все триста шестьдесят градусов.

Но то ли здешний лес был опасен только ночью, то ли мне просто везло, но ни на меня, ни на Изверга никто так и не позарился. Добравшись до ручейка, я долго и с наслаждением отмывался. Потом тщательно выстирал всю одежду. Кожаное "наследство" разбойников с остервенением отскреб ножом, освободив наряд от напластований грязи, пота и засохшей крови. Разложил все сушиться на поросшем травой солнечном склоне и растянулся.

Предстоял небольшой поход обратно к месту моей последней ночевки. Судя по всему, моему самому ценному имуществу - Извергу - там не грозила участь стать пропитанием для какого-нибудь хищника, а мне крайне необходимо было место и время для того, чтобы без помех изучить. Керрил метался по комнате, с трудом сдерживая раздражение. Хотелось шваркнуть об стену стоящий на столике глиняный кувшин или запустить огненным шаром в мерзко орущего под окном кота - все, что угодно, лишь бы действие, лишь бы не это пустое ожидание За эти пять дней он успел сделаться своим для деревенских сплетников - скучающий наемник, ожидающий встречи с товарищами для сопровождения небольшого каравана.

Утренние упражнения с мечом, ножом и луком, купание в ледяной воде не прогревшейся еще речки шрамы на поджаром, мускулистом теле разглядывали из кустов не только вездесущие деревенские мальчишки, но и несколько краснеющих и жеманно хихикающих в его присутствии деревенских красавиц.

Помощь по хозяйству трактирщику и, по совместительству, хозяину постоялого двора, скостившая плату за постой. Короткие полеты на крыльнике - чтоб жиром не заплыл и летать не разучился. Уважительные беседы со знающими все местные новости стариками эх, раньше и трава была зеленее, и вода мокрее, и молодежь скромнее.

Вечерние "посиделки" в трактире, заканчивающиеся иногда мордобоем, иногда в объятиях симпатичной сироты-разносчицы, а иногда и тем и другим. Разговоры с Наставником - короткие и неутешительные. И постоянное, выматывающее ожидание - вот, сейчас Кто-нибудь исчезнет, или найдут мертвым кого, и появится на единственной деревенской улице он - Трехглазый, оживший мертвец с душой демона Непонятно, куда подевалось это эльфийское отродье. Оно давно уже должно было подняться и, влекомое неутолимой жаждой, идти туда, где много живой крови - к людям, как тысячи лет назад, во времена до Исхода.

И ведь даже приметы, которые назвал на допросе маг, не помогут. Черный камень во лбу - один в один знак владетеля, принятый в восточных аллодах. А если его спрятать под шапку или повязку, так вообще от обычного человека не отличишь, пока не станет слишком поздно. Завтра придется оставить эту деревню.

Если и этой ночью ничего не произойдет, значит, демон справился с желанием убивать. Тогда - облететь окрестности, где-то же он должен проявить. А если он еще и ухитрился подчинить себе кристалл Нет, об этом лучше пока вообще не думать Вместо них министерство культуры утвердило список из шести новых пьес, рекомендуемых к постановке на подмостках.

В году в эпоху гражданских войн молодой коммунист Ян Цзирон внедрился в банду горных разбойников, а потом сдал всех бандитов властям. В пьесе коммунист Ян выступает под настоящим именем, впрочем как и все остальные персонажи.

И не просто выступает, а, в основном, поёт, благо театр не обычный мейерхольдовский, а классическая пекинская опера. Его показывали в каждом китайском селе. И не один раз, а по каждому удобному случаю, поэтому в году выяснилось, что ленту режиссера Ци Тиели посмотрели уже 7,3 миллиарда! Просто сделайте паузу и оцените этот факт, а потом гляньте небольшой эпизод.

Может показаться, что выпуск ремейка был вопросом времени. Первый фильм про гору Вэйху был настолько ангажирован, что его последние годы пытались обходить за километр. Никто же не пытается, например, в России снимать на полном серьезе ремейк Кубанских или Свадьбы в Малиновке. Но товарищ Цуй Харк привык ставить планку повыше Судя по трейлеру, его ремейк — бесконечный парад трехмерных аттрационов.

Главаря разбойников играет, по ходу, Тони Люн Кафай. Вот, например, картина, которая собрала за последние 10 дней в Китае больше 73 миллионов долларов и, похоже, на этом не остановится.

Но давайте сначала разложим по полочкам причины успеха этой картины. Тем более, что все ниже перечисленные причины работают уже не первый. Первая и самая главная причина. Китай теперь самая читающая страна в мире. Читают, правда, китайцы вовсе не классиков, в всевозможную популярную ерунду о современности. Поденебесная за последние годы фантастически изменилась, о чем молодые писатели от 20 до 30 лет с удовольствием рассказывают.

И всегда примерно одинаково. Сначала — легкая ностальгия по м, когда все были молодыми и глупыми, но очень целеустремленными. Потом — мыло про современность, герои выросли, стали богатыми, но в душе совсем не изменились.

За последние пару лет мы посмотрели целую вереницу с подобным сюжетом. Почти всегда в основе сценария популярная книга. Например, Fleet of Time, про который мы сейчас распинаемся, снят по книге-бестселлеру Цзю Ехуи, которую параллельно адаптируют еще и для телевидения, но уже с другими актерами. В главной роли, похоже, главный новый китайский суперстар Эдди Пэн. Заглавную песню специально для картины написала Фэй Вонг, которая для показанного на экране поколения главный культурный трегер.

Еще один очень успешный коммерческий проект текущего декабря. Чжоу Сюн в этом году внезапно стукнуло 40 лет и она решила занять нишу китайской Кэрри Брэдшоу.